Культура

«Итальянцы – великие мастера по свету, у которых мы должны учиться». Интервью с Чингизом Сулумбековым

Compressed file

В этом году дебютная работа Чингиза Сулумбекова «Подсолнух» получила несколько премий на международных фестивалях в России, Германии, Казахстане и Хорватии. 26-летний киргизский режиссер покорил экспертное жюри и строго зрителя своей глубокой работой, в которой затрагивается много вопросов. Это и жизнь в одиночестве, и ожидание помощи от взрослых детей, это поиск спутницы жизни в преклонном возрасте.

О том как создавался фильм, о планах на будущее и новых идеях, и, конечно же, об итальянском кино с Чингизом поговорила Дария Пушкова, руководитель Российского центра науки и культуры в Риме.

– Здравствуйте, Чингиз! Поздравляю с успешным началом творческого пути. Награды и призы, положительные отклики критиков – это всегда приятно, но это еще и показатель того, что Вы двигаетесь в правильном направлении. Вам всего 26 лет, а Вы сняли уже такой мудрый, но и одновременно с этим – красивый фильм. Я с удовольствием наблюдала за Вашей операторской работой в фильме «Подсолнух», следила за направлением Вашей режиссерской мысли... И концовка вызвала у меня улыбку. А какую реакцию Вы ожидали от зрителей?

– Я ничего не планировал. Более того, я работал в тот момент совсем над другим документальным фильмом. Моя встреча с человеком, ставшим героем «Подсолнуха», абсолютно случайна. Мы познакомились, он мне очень понравился – такой теплый и открытый. И я решил снять про него фильм. Уже через два дня я пришел к нему с камерой и слушал рассказ о его жизни: чем занимается, с кем живет. Вот так и получилось кино.

– То есть счастливая случайность... А я все думала, почему первой работой в качестве режиссера такого молодого человека как Вы, стал фильм о возрасте, о проблемах, которые, казалось бы, еще от Вас так далеки?

– Многие говорили, что это – очень зрелая тема для меня. Но мне было очень интересно с моим героем. Работа длилась три месяца, но в фильм вошел отрезок длиною всего в пару недель. Это мой первый режиссерский опыт – до этого я работал кинооператором.

– Вы хотели себя попробовать в качестве режиссера, или именно встреча с этим человеком натолкнула Вас на мысль снять собственное кино?

– Возможно, у меня была такая мысль – создать свое кино, как режиссер. Но я всегда думал, что еще не достиг такого уровня. Раньше я жил в центре города, а когда переехал на восток, в пяти минутах от моего дома оказались поля. Там живут крестьяне: они приезжают весной и до осени выращивают клубнику. Сначала мне понравились эти домики... тут прямо рядом - целый город получается! И очень контрастно. У меня даже фотография есть: на первом плане – эти домики, а на втором плане – многоэтажки, цивилизация...

И вот однажды вечером во время прогулки я увидел его – одного-единственного старика, который среди всей этой клубники выращивал подсолнухи. И, может быть, из-за этого я захотел снять про него фильм. Он выделялся на фоне остальных.

Compressed file

Фото: http://citylab.kg

– В каком возрасте Вы решили, что хотите снимать кино?

– После 11-го класса я поступил на юридический факультет, но уже через год понял, что это – не мое. Тогда я поговорил с другом, который учился на актерском в Университете культуры и искусств им.Б.Бейшеналиевой. Он познакомил меня с деканом факультета кино и телевидения. От него я узнал о существующих профессиях в этой области. Я подумал, что люблю технику, и мне нравится снимать. Так и решил стать оператором.

– А какой следующий проект?

– Есть несколько идей, пара героев. Но все пока на стадии переговоров. Я точно знаю, что не хочу снимать знаменитостей. Мне интересны простые люди, случайные прохожие. Поэтому в дальнейшем, скорее всего, будут такие же герои, как человек в «Подсолнухе».

– Продолжите карьеру в режиссерском качестве?

– Сейчас я больше внимания уделяю операторскому мастерству. Мне не хватает опыта. Когда снимаем ночные сцены – по свету – вроде, видишь картинку, но когда начинаешь монтировать... что-то не то!

– А какое кино Вас больше всего привлекает?

– Авторское кино, однозначно. Хотя кто-то говорит, нельзя по такому принципу разделять. Скажу так: мне нравится кино, которое трогает зрителя за душу. Это может быть любой жанр. Из последнего, что я смотрел и что мне очень понравились – это российский «Китобой». Отличный фильм.

– А Вы его посмотрели до или после своего «Подсолнуха»? У меня вообще было ощущение, что вы с режиссером «Китобоя» – эмоциональные близнецы.

– После. Но мне очень понравилось. Вроде, фильм игровой, но чувствуется, что в центре стоит человек и природа. Очень нравятся фильмы Сергея Дворцевого, особенно ранние работы: «Тюльпан», например.

– Ну поскольку мы следим за Вашим творчеством из Италии, не могу не задать вопрос про итальянское кино. Каким оно Вам представляется? Помните фильм Витторио Де Сика «Подсолнухи»?

– Я видел фильмы Витторио Де Сика, но должен признаться, что с его «Подсолнухами» не знаком. Надо будет посмотреть! Но я обожаю Паоло Соррентино, Федерико Феллини, конечно же. А еще оператора, который снимал фильм «Последний император» Бернардо Бертолуччи.

– Оператора зовут Витторио Стораро. Надо же, какое совпадение! Буквально пару недель назад я участвовала в церемонии награждения маэстро премией им.Татьяны Павловой, здесь в Италии. Награда носит имя актрисы XX в, которая привезла на Апеннинский полуостров метод Станиславского, преподавала режиссуру в национальной Академии драматического искусства в Риме и была режиссёром в Ла Скала в Милане. И хотя в этом году церемония проходила онлайн – мы увиделись с Витторио Стораро, подключившись из Российского центра науки и культуры в Риме. Он – мастер своего дела!

– Да, итальянское кино – это совсем другое кино. Есть у меня коллега, он говорит: «когда смотришь итальянское кино, сделал стоп-кадр – и это уже постер к фильму!» У итальянцев огромный багаж по изобразительному искусству, они – великие мастера по свету, а мы только учимся.

– И как у вас, у молодых режиссеров сейчас дела в Киргизии?

– В Кыргызстане есть три фестиваля. Если ты в них участвуешь, то кто-то обязательно тебя увидит – из СНГ, из-за рубежа – и пригласит на другие конкурсы. Так мы попали в Лейпциг, на Международный фестиваль документального и анимационного кино DOK Leipzig, где «Подсолнух» вошел в шорт-лист номинации «Лучший международный короткометражный фильм». В Германии многие спрашивали, откуда я приехал, никто не знал, где находится Киргизия. Приходилось показывать на карте.

– А как публика за рубежом приняла фильм «Посолнух»?

– В основном, смеялись – от начала до конца. Были приятные эмоции, многие говорили, что кино очень светлое. Но все спрашивали, а что же было дальше…

– А там – открытый финал... Не все зрители это любят. Ну что, приоткроем завесу? Как звали героя фильма? И вообще – сколько ему лет?

– Его зовут Керимбай. Ему 71 год.

– Не может быть!

– Да, когда снимали – было 71. В этом году уже 73. И все искал себе женщину!

Compressed file

Фото: http://citylab.kg

– Урожай-то собрал? В гости к нему заезжаете иногда?

– Да, он нашел спутницу, вместе с которой сейчас живет.

– Удивительная история. Но все-таки, есть разница, как принимали фильм дома и в Европе?

– Везде похоже. Меня больше удивило, что в Германии много людей ходит на документальное кино. В Кыргызстане даже если бесплатно приглашаешь на фестиваль, мало кто ходит. А там большие очереди на вход. Я даже не попадал на какие-то фильмы, несмотря на наличие бейджа. Это меня больше всего удивляло – любовь публики к документальным фильмам.

– Родители рады успехам сына?

– Да, сейчас они радуются и очень гордятся. Сначала были против. Думали, что это хобби, никакая не профессия, потом поняли, что это отдельное искусство.

– Где Вы себя видите через 10 лет?

– Есть мечты, конечно. Попасть на Каннский фестиваль, в Венецию... Посмотрим, что получится.

– Желаем Вам, чтобы все это осуществилось! И с наступающим Новым годом! 

– Спасибо! И Вашему Центру в Италии – всех благ! 

Чингиз Сулумбеков родился 31 августа 1994 года в районе Бакай-Ата (Кыргызстан). По окончании средней школы учился в Кыргызском государственном университете культуры и искусств им. Б.Бейшеналиевой по специальности «Оператор кино и ТВ» (в 2013–2018 гг.).